Опубликованные статьи

Милан – столица моды и Платья из бумаги

Декабрь 24th, 2016

Думаете, это – очередное кричащее название, призванное заманить в свои звучные липкие сети развесивших уши туристов и с любовью и нежностью разорить их в одном из миланских бутиков? Нет! Никакого разорения не предусмотрено, хотя заманить в Милан действительно хочется, причём срочно. До 31 декабря 2016 на одной из самых архитектурно изысканных вилл, Некки-Кампильо, проходит выставка платьев Изабель де Боршграв. Тем, кто с именем этим не знаком, сообщаю: Изабель де Боршграв – не типичный гениальный никому не известный модельер, а поистине уникальное лицо в мире искусства. Или в мире моды. А может, в мире искусства моды или модного искусства. В общем, каким бы миром она ни  повелевала с высоты своего пьедестала, Изабель известна как художница, создающая платья из бумаги.

Родилась она в Бельгии в результате союза почти не работавшего приверженца богемной жизни и специалиста по пиару. Род деятельности и матери, и отца на Изабель де Боршграв оставили свой несмываемый отпечаток, как иначе можно было бы объяснить её талант зарабатывать на бумажных платьях? Началось всё с посещения музея Метрополитен в Нью-Йорке, который к наследию родителей добавил свой волшебный пендель и отослал юную бельгийку в область обманок зрения тромплёй. Знакомые первое время крутили пальцем у виска. Знакомые вообще к кручению пальцем очень предрасположены. К счастью, де Боршграв позволила им спокойно заниматься этим делом, ничуть не отвлекаясь от своего. И вот он, результат! Выставки по всему миру, заказы от прославленных домов моды и – тадададам! – это временное чудо на миланской вилле Некки-Кампильо.

Всего на вилле выставляется более 30 нарядов, каждое уникально и способно рассказать свою историю.

Про Чарльза Фредерика Ворта, которому принадлежит модель этого бального платья, знает любой студент дизайнерского училища. Именно его считают отцом «высокой моды», изобретателем кринолина и турнюра. С турнюром, кстати, вышло всё случайно (хотя у гениев случайностей не бывает!): Ворт как-то заметил пышные складки собранного ниже талии платья у горничной – той так удобнее было мыть полы — и тут же засунул маленькую подушечку под юбку. Платья с турнюрам придавали пятой точке особенно пышный вид, передвигаться можно было с гордостью утки, ведущей к пруду выводок желтоклювых, и дамы высшего общества пребывали в восторге от изобретения почти десять лет. Этот же самый Ворт стал первым вешать ленточки с собственным именем на платья и учредил в Париже Синдикат высокой моды, существующей и поныне.

Белые платья Жака Дусе и сестёр Калло начала ХХ века даже комментировать не хочется. Ими можно только восхищаться. И завидовать дамам прошлого тысячелетия. В восхищении, между прочим, совершенно забываешь, что наряды совершенно и полностью выполнены из бумаги. Тончайшая, воздушная материя колышется от любого прикосновения ветерка и кажется газом, шифоном, органзой, да чем угодно, только не бумагой! Как Изабель этого добивается – для меня пока загадка. Видимо, придётся в её студию в Брюсселе ехать, записываться на одну из экскурсий по ателье…

Мариано Фортуни на выставке уделено особо пристальное внимание, то ли слишком хорошо его платья Дельфос вписываются в изысканную атмосферу виллы Некки-Кампильо, то ли сама Изабель де Боршграв была неравнодушна к его творчеству. Плиссированное платье-туника, на которое Фортуни даже получил патент, представлено здесь в нескольких вариантах. Шнурочек для регулировки плеч, венецианский стеклярус для блеска и утяжеления шёлка – всё это присутствует в бумажном виде.

Помимо классического варианта чуть эротической и пронизанной женственностью туники есть варианты и более сложной конструкции:

Отлично вписался в интерьер и Поль Пуаре, не зря его считали предвестником стиля ар-деко. Тюрбаны и перья, пожалуй, были бы лишними, но пестрящее крупными цветами платье-кимоно с золотыми кистями на поясе просто создано для курильной комнаты особняка!

Некоторые наряды отлично представляют давно угасшую эпоху и вызывают вместе с восторгом и острое чувство сожаления в адрес тех, кто эти килограммы должен был на себе таскать, создавая видимость естественной грации и лёгкости. Платья двора Елизаветы I и Марии Антуанетты – как раз из этой серии.

Другие варианты, вроде Ланвина и Кристиана Диора, я с большим удовольствием носила бы и сегодня…

Платьями, кстати, Изабель де Боршграф не ограничивалась. В комплекте частенько идут изящные туфельки с тяжелыми пряжками и низкими каблучками.

Единственный на вилле мужской костюм – редингот Габриеле д’Аннунцио или, проще говоря, длинный двубортный сюртук. Разителен контраст с теми нарядами, которые сильная половина носила всего несколько десятилетий назад. Необходимость путешествовать по стране, заключая сделки и подписывая контракты, подразумевала более удобный и практичный стиль одежды. Попробуй запрыгни на подножку уходящего поезда в кафтане, камзоле, да ещё и с какой-нибудь фетровой шляпой с перьями!

(Тем, кто принял Габриеле д’Аннунцио за имя очередного модного дизайнера, советую почитать статью про Витториале или просто написать мне письмо и заказать экскурсию по самым красивым местам озера Гарда).

После завершения прогулки по основным залам виллы Некки-Кампильо можно подняться в чердачное помещение и взглянуть на жалкое подобие студии Изабель де Боршграв. Говорю жалко, так как представляю дом-мастерскую бельгийской художницы, в которой трудится больше 30 человек… Небольшое видео на французском с английскими субтитрами (да, итальянцы с языками дружат не очень) тоже совсем не впечатляет. В общем, Брюссель ждёт. Меня и всех впечатлившихся. А я жду вас в Милане. Экскурсия по творениям Боршграв возможна только до 31 декабря 2016, но сама вилла Некки-Кампильо открыта для посещения в течение всего и года. И она стоит вашего внимания, поверьте мне! Сомневающиеся могут почитать о ней подробнее здесь – вилла Некки-Кампильо.

 

 

 

Comments are closed.