Опубликованные статьи

Расписные города в Италии

Май 19th, 2017

Больнья… учёная, красная, толстая. Город, в котором после бокала Ламбруско и ароматного прошутто легко потерять голову в лабиринте портиков. Закружиться в вихре эногастрономических и эстетических наслаждений и забыть о том, что в непосредственной близости прячется настоящее сокровище – расписной город Доцца.

Расписные города – явление незнакомое даже для лишенных туристических позывов итальянцев, при этом в самой Италии число старинных борго с разноцветными стенами превышает две сотни. Муралес здесь – отнюдь не варварство со стороны подростков и, зачастую, даже не способ придать яркости невзрачным серым улочкам. Каждый город несёт свою историю создания рисунков, порой мрачную и воинственную, порой трогательную и сентиментальную.

Доцца, расположенная в сердце Эмилии-Романьи, — один из самых известных городков в списке. Возвышающийся на холме и окруженный виноградниками, этот борго идеален для мечтательного фланирования по мощёным улочкам и наслаждения видами. О фланировании, однако, при строительстве думали в последнюю очередь. Местоположение Доццы было идеальным в оборонительном плане, но представляло затруднения в получении питьевой воды. Именно поэтому уже в древнеримские времена здесь был выстроен акведук, позволявший собирать дождевые потоки в огромной цистерне. Название города связано с этим сооружением – «doccia» в переводе с итальянского означает душ или водосточный желоб. Вода присутствует даже на официальном гербе, где грифон припадает к живительной струйке.

Сегодня от жажды в Доцце вряд ли можно погибнуть. Скорее наоборот, пьют здесь много и с удовольствием – в средневековом замке Сфорца помимо потрясающего музея с античной мебелью, шпалерами, подземельями и орудиями пыток была учреждена региональная энотека, объединившая 200 лучших производителей вина Эмилии-Романьи.

После знакомства с историей и дегустации можно вернуться и к улочкам. Росписи на стенах встречаются повсеместно, можно сказать, что на 15 местных жителей приходится по одному муралес. Начало традиции было заложено в 1956 году, с тех пор раз в два года в течение четырех сентябрьских дней итальянские и иноземные художники орудуют кистями и красками над фасадами простых жилищ. Фестиваль муралес проходит в Доцце при поддержке музея современного искусства в Болонье. Тематика изображений может быть любой, но одобрение окончательного рисунка специальной комиссией обязательно. В итоге путешественник получает упоительное зрелище: вакханалию цветов и красок, вихрь разножанровых и разностилевых картинок. Всё вместе, как ни странно, это смотрится гармонично и приятно.

Переместимся ненадолго в озёрный край на севере Италии. Озера Комо, Гарда, Маджоре у настоящих италоманов всегда на слуху. Более скромные Варезе и Орта остаются в тени их славы, поёживаясь в сумраке и не решаясь предъявить собственные ларцы с сокровищами. Ларцы при этом забиты до отказа, в том числе расписными городками.

В горно-озёрных краях Ломбардии в том же 1956 году появился на карте расписных борго ещё один объект – Аркумеджа. Массовое переселение жителей в более перспективные и сытые большие города сподвигло президента провинциального офиса по туризму Марио Беретта к перевоплощению крошечного средневекового поселения в настоящий музей под открытым небом. Были приглашены известнейшие художники, чьей задачей стало украшение фасадов сюжетами на любую тему. В летние месяцы стали проводиться выставки картин, конкурсы живописи и курсы обучения технике фрески. Идея живёт и крепнет, число муралес достигло 150, мастер-классы собирают толпы страждущих научиться писать по сырой штукатурке. Стоит отметить, что и сам городок мил и приятен глазу: вся жизнь здесь до сих пор вращается вокруг внутренних двориков, куда любая любопытная Варвара может заглянуть без какого-либо опасения для собственного носа; в тенистых переулках морщинистые старушки до сих пор перебирают фасоль к ужину или косточки соседке; в кадках с геранью поводят мохнатым ухом рыжие коты; в баре за утренней газетой причмокивают граппой суровые мужики в резиновых рабочих сапогах.

Легро – пригород Орты на одноимённом озере. Успех других расписных городов заставил местную администрацию призадуматься и создать свой уникальный проект. Один из редких примеров именно успешно воплощенной коммерческой идеи, Легро привлекает с каждым годом всё больше и больше посетителей. Начиная с 1998 года стены домов здесь покрываются сюжетами из фильмов, снятых на озере. Иностранцам большинство названий будет неведомо, но для итальянского уха они звучат родной знакомой мелодией и вызывают вполне яркие образы из старых кинолент. Впрочем, некоторые их фильмов были переведены и на русский язык. Так, любознательный киноман может посмотреть «Комнату епископа» Дино Ризи с великолепной Орнеллой Мути в главной роли, драму военных лет «Тайный любовник», «Иглу в сердце» Альберто Латтуада и трёхсерийный фильм «Желание победить» с Джанни Моранди, сыгравшим отчаянного пилота. «Горький рис» далёкого 1949-го года отзывается особенно трепетно и тепло в мягких сердцах итальянцев: именно он представил публике несравненную красавицу и покорительницу всех мужских сердец Сильвану Менгано.

Предприниматели Легро, зная привычки и обычаи разновидности Homo sapiens Turistico, решили ловить его на живца, вполне справедливо полагая, что удовлетворения голода эстетического повлечёт за собой голод физический. Были открыты семейные трактирчики и выужены из поварских книг старинные рецепты, из распахнутых окон полились чарующие ароматы. Побывать в Легро и не попробовать кукелу просто непозволительно!Кукела (cuchela) – наваристый деревенский суп из овощей, сосисок, колбасок, ребрышек и грудинки. Со здоровым питанием он вряд ли имеет что-то общее, зато со здоровым аппетитом довольного туриста связан напрямую.

Самый сказочный из расписных городов Италии – пьемонтский борго Вернанте. Почему сказочный? Да потому, что разрисован сценами из самого любимого детского рассказа, всемирно известного «Пиноккио», и посвящён дяде длинноносого деревянного мальчика. Папой Пиноккио можно считать Карло Коллоди, но кем был его дядя? У итальянцев ответ на этот вопрос однозначен: дядей считается Аттилио Муссино, иллюстратор первого издания детской книжки в 1911 году. Именно в Вернанте Муссино провёл последние десять лет своей жизни, здесь был похоронен, здесь же обрёл вечную память в своих рисунках. Стены домов покрывают не просто муралес, а копии тех самых первых иллюстраций. Пиноккио встречает гостей уже на вокзале, а дальше начинается сплошное наваждение: куда ни глянь, отовсюду торчит рыжий хвост Лисы, сверкают очки Кота или нос самого известного обманщика. Фигурка Пиноккио взгромоздилась на городские фонтанчики, деревянная кукла сидит, удобно, свесив долговязые ноги, на карнизах и на крышах, и даже садовые горшки с цветами оформлены зачастую тематически.

Всего Вернанте насчитывает около 150 настенных изображений, но количество аллюзий на историю Коллоди здесь гораздо больше, чему способствуют залы музея Аттилио Муссино. Даже местное блюдо, фаршированные луковицы, невольно заставляют вспомнить детскую сказку. Хотя подобное воспоминание ввело бы итальянцев в замешательство – луковица стала изобретением Толстого, в оригинальной версии мастер Джепетто отдаёт мальчугану три груши. Подобное несоответствие – далеко не единственное, «Пиноккио» Карло Коллоди отличается от нашего «Буратино» и по духу, и по содержанию, но различия лучше открывать самостоятельно, листая страницы обеих книжек.

Самое прославленное и самое впечатляющее место в списке расписных итальянских борго – сардский Оргозоло. Сардиния известна своими многочисленными муралес, но то, что может увидеть турист на улицах крошечного городка в области Барбаджи не забудется никогда. Самое удивительное, что несмотря на национальную славу этих граффити, любоваться росписями иностранец будет со всей вероятностью в одиночестве или в компании таких же пришельцев из-за Альп. Сами итальянцы в Оргозоло ехать до сих пор не решаются.

Пустынная гористая местность, до сих пор до конца неизведанная и нехожая. Дикие леса и столь же дикий, свободолюбивый нрав местных жителей, до сих пор не позволяющий им вызывать полицию и склоняющий к решению проблем самостоятельно, при помощи повсеместно использующегося огнестрельного оружия. Пресловутый бандитский кодекс чести и легендарный сардский бандитизм. Похищения людей в 70-х, в числе которых оказался самый известный лигурийский бард Фабрицио де Андре с супругой. Всё это – Барбаджа со своей квинтессенцией в Оргозоло. Само название Барбаджа берёт истоки у древних римлян, которые называли этот край варварским, а коренных жителей именовали «latrones mastrucati» что можно перевести как «разбойники в грубой шерстяной одежде». Дела давно минувших дней можно лицезреть в фильме «Бандиты из Оргозоло» 1961 года, главное – не преувеличивать опасность и не лишать себя удовольствия от поездки в один из самых аутентичных сардских уголков.

Муралес, кричащие и яростные, стали отражением местного характера и способом очередного протеста против всех и вся. Первое настенное изображение появилось в 1969 году и было выполнено группой анархистов. Чуть позже школьный учитель во главе группы своих подопечных добавил ещё несколько, посвященных освобождению итальянцев от фашистов. Социально-острые темы прижились на палевых стенах и стали множиться и расширяться. Особенно досталось подстрекательской милитаристской политике Штатов.

Впрочем, не все муралес в Оргозоло несут такую гнетущую подоплеку. Многие изображения посвящены быту сардов: вековым традициям пастушества, женщинам в их традиционных костюмах, повседневным делам и заботам. Помимо резких высказываний, можно встретить цитаты совсем иного рода, например, «Оду Кошке» Пабло Неруды:

«Хотел бы человек стать рыбой или птицей,
змея иметь хотела б крылья,
собака — только сбитый с толку лев,
поэтом стать хотел бы инженер,
а мушка учится на ласточку,
поэт стремится мушке подражать,
а кошка хочет кошкой быть, и только…».

Кошкой, свободно гуляющей по итальянскому сапогу и его красотам, хоть на время наверняка не отказались бы стать многие…

Для заказа экскурсий по неизведанным местам Италии можете написать мне пару строк здесь.

Comments are closed.